Уфимский фотограф Булат Бадамшин о магии плёнки и проекте «Личное»

Плёнка стимулирует меня более тщательно подходить к съёмке, к подготовке и постановке кадра". 

Мы знаем, что в Уфе живёт и трудится много творческих людей: художников, фотографов и дизайнеров, молодых артистов и музыкантов, успешных бизнесменов и не только. Своими усилиями они развивают культурную среду города, вдохновляют других и в целом оживляют атмосферу нашей столицы. Мы встретились с молодым фотографом Булатом Бадамшиным. Этот талантливый юноша производит впечатление продвинутого интроверта, который постоянно вынашивает разные творческие замыслы для своей плёночной камеры Rolleiflex и тщательно подбирает для неё визуальные образы. Начитан, трудолюбив, немного замкнут, как и положено утончённой творческой натуре. Он, кажется, уже давно бесстрашно осознал природу человеческого одиночества, и, возможно, поэтому стал слегка фанатично предан искусству фотографии. Булат закончил УГАТУ, факультет электроники и микроэлектроники, продолжил учиться и стал даже кандидатом технических наук. Работает инженером, но его первой любовью, конечно, остаётся фотография.

– Добрый вечер, Булат. Расскажи нам, как ты начал заниматься фотографией? 

– Добрый. Восемь лет назад у меня появилась цифровая камера, и я начал фотографировать. До того момента я немного снимал на плёнку, но это не было серьёзным увлечением. Меня изначально интересовала, как ни странно, именно техника, поэтому я был вдохновлён покупкой современной цифровой камеры. Я общался с другими фотографами, выкладывал фотографии в интернете, но ко мне постепенно стало приходить понимание, что техника вторична. Именно поэтому я вернулся к тому, с чего начинал – к «Зениту». Сейчас я продолжаю снимать на плёнку, а цифровая камера служит больше для коммерческой съёмки.

– Весной 2015 года в уфимской галерее «Мирас» успешно прошла твоя выставка «Личное». Как у тебя возникла идея этого проекта?

– Мы создавали этот проект командой. Нашим куратором была культуролог и сотрудник Музея современного искусства «Гараж» Мария Сарычева. А художница Алиса Олева, работающая в жанре психогеографических и аудио-прогулок, брала интервью у участников моей фотосерии и монтировала аудиогид к выставке. Особенностью выставки «Личное» было наличие аудиогида, и поэтому правильно всё-таки называть её фото- и аудиопроектом. 

Идея фотосерии возникла достаточно давно. Я анализировал предмет своей съёмки и понял, что было бы интересно отснять именно серию, связанную общей концепцией. Меня привлёк портрет в интерьере, я стал общаться и договариваться со знакомыми о съёмках. Изначально я эту серию назвал «Личные вещи», ведь мне хотелось создать портрет человека в его доме, в окружении личных вещей, которые каким-то образом описывали бы его характер и сущность. 

Меня не особенно вдохновляет студия, я люблю менять локации и работать в более живых местах. Дом – это уникальное пространство, которое каждый человек обустраивает по-разному, в зависимости от своего характера и предпочтений, поэтому портрет в интерьере показался мне неисчерпаемой темой. Я достаточно долго делал проект «Личное». Если отсчитывать с первой фотографии, которая меня и вдохновила на создание всего проекта, то я начал четыре года назад. Примерно через год после этого я взялся делать серию, и сейчас иногда снимаю в жанре портрет в интерьере, но пока не дополняю проект «Личное».

– Расскажи подробнее о цели проекта «Личное», которую ты ставил для себя как фотограф.
  
– Как я уже говорил, особенностью выставки было наличие аудиогида. В его записях участники фотосерии делились впечатлениями о людях, которых они видели на фотографиях. Благодаря аудиогиду зритель надолго задерживался в галерее, погружаясь в очень камерную атмосферу, в которой время и пространство были организованы нестандартным способом. Оказалось, что многие из тех, кого я снимал, были так или иначе знакомы друг с другом. Целью этих интервью было как раз выявление связей между людьми. Постепенно рабочее название «Личные вещи» трансформировалось в более общее «Личное», поскольку идея проекта держалась уже не только на рассказах о личном пространстве и вещах, но также на обнаруженных личных связях. В новом названии была отсылка к нескольким темам: дом, отношения между людьми и личные вещи. Для меня было важно также и то, что проект позволил в реальной жизни, на самой встрече в галерее «Мирас», объединить участников фотосерии.

 

–  Есть ли у тебя творческие идеи для новой выставки? 

– Какой-то конкретной идеи для ближайшей выставки нет, но творческие планы есть. Я продолжаю снимать, и проявленный интерес к проекту «Личное» укрепил моё устремление именно к документальной фотографии. Хотелось бы продолжать работать в этом направлении, поскольку мне интересен человек и всё, что с ним связано. 

– Что для тебя фотография?

– На этот вопрос я хотел бы ответить, ссылаясь на выводы, которые я сделал для себя после проекта «Личное». Я понял, что эта выставка дала мне возможность познакомиться и пообщаться с большим количеством замечательных людей. Я бы никогда не узнал их и не нашёл бы, наверное, столько времени на общение. А фотография, которая есть теперь у каждого участника, является той невидимой связью, которая однажды была установлена между мной и этим человеком. И эта связь будет ещё долго существовать, потому что существует фотография. Поэтому для меня фотография – это не только способ познания мира, но и форма общения. 

Меня не особенно вдохновляет студия, я люблю менять локации и работать в более живых местах. 

– Почему ты любишь снимать на плёнку?


– Во-первых, плёнка стимулирует меня более тщательно подходить к съёмке, к подготовке и постановке кадра. Когда снимаешь на цифровую камеру, то делаешь безумное количество дублей, и остаются гигабайты фотографий, которые не знаешь, куда девать. С плёнкой такой проблемы нет. Во-вторых, плёнка – это все-таки материал, который можно потрогать, ощутить, как бумажную книгу, например. А цифровая фотография – это просто набор единиц и нулей. То есть меня привлекает материальность фотографии и её особенная атмосфера. Плёночные кадры очень близки к кинокадрам.

Творческий проект «Личное» тоже был полностью отснят на плёнку. Я использовал среднеформатную плёночную камеру формата 6х6 см, поэтому все фотографии имеют форму квадрата. Я очень люблю квадрат. Для меня композиционно размещать картинку в квадрате гораздо интереснее, чем в прямоугольнике. Я снимал этот проект долго и использовал разные камеры. Начинал я с фотоаппарата «Киев-60», затем у меня был шведский Hasselblad, немецкие камеры Ikoflex и Rolleiflex. Переход на шведскую и немецкую технику в разы улучшил качество фотографий, поэтому на выставке они были представлены в формате 50х50 см. 

– Булат, ты сказал, что для тебя важна материальность фотографии. Ты не считаешь, что в эпоху расцвета цифрового образа любовь к плёнке – это некая ностальгия? 

– Не думаю, что это ностальгия. Дело в том, что плёнка перешла в какой-то момент из разряда массового продукта в элитарный, если можно так сказать. Не в том смысле, что нужно обладать каким-то особенным знанием или подготовкой, а просто не все фотографы готовы заморачиваться с аналоговой фотографией. Я уверен, что плёнка никуда не уйдёт, ведь с появлением кино не исчез театр, а с возникновением фотографии не пропала живопись. На плёночные фотоаппараты до сих пор есть спрос, и интерес к ним не утрачен. 

– Что из кинематографа и литературы тебя вдохновляет на творчество?

– Я люблю фильм Бергмана «Персона». Он очень камерный и фотографичный, снят на чёрно-белую плёнку. Каждый кадр в нём выверен композиционно, почти всё снято в замкнутом пространстве. Такие фильмы меня очень вдохновляют на фотографию. У меня есть серия, снятая по этому фильму, она так и называется «Персона». Помимо Бергмана, я очень люблю итальянское кино Антониони, Феллини, из русских режиссёров мне нравится Тарковский и Сергей Соловьёв. Первые два фильма Звягинцева «Возвращение» и «Изгнание» — находка для фотографа, на мой взгляд. Всё-таки главным источником вдохновения для меня являются фильмы, потому что я визуал, конечно, и в первую очередь воспринимаю картинку.

Из литературы я люблю русскую классику, произведения Толстого и Достоевского. Также я был очень впечатлён книгами «Золотой храм» Юкио Мисимы и «Повелитель мух» Уильяма Голдинга. Я бы не сказал, что эта литература вдохновила меня на конкретную серию фотографий, но она в целом прививает определённый вкус и позволяет шире подходить к выбору тем для творчества. 

– Любишь ли ты Уфу? Как думаешь, чего здесь не хватает для творческой молодёжи?

– Я люблю Уфу, я здесь вырос и, пожалуй, это единственный город в мире, где мне абсолютно комфортно. Под комфортом я имею в виду душевную гармонию. Но, безусловно, как коренной житель я замечаю не только достоинства, но и недостатки города и реагирую на них болезненнее, чем приезжий. Я считаю, что в нашем городе не хватает музеев в первую очередь. У нас нет полноценного музея современного искусства и музея города. Например, в Екатеринбурге есть замечательный интерактивный музей города в старинном здании. Я не понимаю, почему у нас до сих пор нет ничего подобного. Что касается других культурных площадок, то хотелось бы, чтобы было организовано лофт-пространство, в котором могли бы себя реализовывать творческая молодёжь и люди искусства. Мне кажется, что у нашего города большой креативный потенциал, но мест для его раскрытия не так много, к сожалению. 

– Спасибо за встречу, Булат. Желаем тебе удачи и творческих успехов!

 

 


Участие в выставках:

«II Фотобиеннале Русского музея», Русский музей, Санкт-Петербург; весна, 2012.

Фестиваль визуальных искусств «Событие», Санкт-Петербург; 25-29 октября, 2015.

Проект «Личное», галерея «Мирас», Уфа; 30 марта-5 апреля, 2015

«The Best of Russia», Винзавод, Москва; февраль, 2010.

«Кинематографичная фотография» в рамках международного кинофестиваля «Начало». Серия «Персона», Санкт-Петербург; 10-17 октября, 2014.

 

Текст: Адель Раппорт


Яндекс.Метрика